Институт развития человеческого потенциала. Прием Вице-президента Институтов достижения человеческого потенциала (США) Дугласа Домана. Курс лекций: “Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга?”

Институт развития человеческого потенциала. Прием Вице-президента Институтов достижения человеческого потенциала (США) Дугласа Домана. Курс лекций: “Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга?”

ВЕБИНАР ОБ АУТИЗМЕ .

Джанет Доман отвечает на вопросы родителей об аутизме , директор Институтов достижения человеческого потенциала.

Почему специалисты Институтов считают аутизм «симптоматическим ярлыком», а вовсе не диагнозом? Почему важно уделять особое внимание не только интеллектуальному, но и физическому развитию ребенка с аутизмом? Как связаны между собой питание и поведение?

Джанет Доман:
-Прежде всего хочу сказать, что это для меня большое удовольствие, что у меня есть такая возможность, находясь здесь,на территории Институтов Достижения Человеческого Потенциала, общаться с Вами отвечать на ваши вопросы, это очень приятный момент и я надеюсь, что в будущем мы сможем провести еще множество таких вебинаров.
Прежде всего хотелось бы в общих чертах поговорить об аутизме и о повреждении мозга , потому что многие вопросы, которые мамы задавали, они накладываются друг на друга и на некоторые из них можно дать общие ответы.

Родителям не говорят о том, что у их детей повреждение мозга, по сути это такой ярлык, который наклеивают их детям. Этот ярлык прежде всего отражает симптоматику. Т.е. ярлык больше направленный на описание симптомов, но не причины. Родители не понимают, что у ребенка повреждение мозга. Аутизм , если посмотреть в словаре, в каком то смысле один из таких слов, которые не имеет вообще никакого значения. Словарное определение этого слова не может удовлетворить человека, который желает понять значение этого слова.

Эти ярлыки обладают очень большим влиянием, очень большой силой на родителей и их детей. Хорошая новость — это то,что дети с диагнозом «аутизм» это просто дети с повреждением мозга. Конечно нет ничего хорошего в том, что у ребенка повреждение мозга, конечно лучше не иметь повреждение мозга. На повреждение мозга можно влиять, можно улучшить состояние человека с повреждением мозга, это не является каким то неисцелимым, неизлечимым заболеванием. Поэтому родителям детей с повреждением мозга, родителям детей, которым были поставлены подобные ярлыки — очень важно осознать, что проблема ребенка именно в мозге .

Очень часто родители задумываются о том, почему эти дети такие разные — потому что по разному в каждом из них проявляется повреждение мозга. Дети которые не могут говорить, ходить, управлять своими руками и ногами просто имеют более тяжелую степень повреждения мозга. Есть дети, которые хорошо работают руками — у них менее тяжелое повреждение мозга. Дети, которым был наклеен этот симптоматический ярлык «аутизм» — их основная проблема локализуется в областях мозга, которые отвечают за интегративные функции. Т.е. это отдел мозга, где средние функции и функции коры головного мозга пересекаются, соединяются воедино, накладываются друг на друга.

В традиционной медицине считается, что это заболевание связано с умственным развитием, интеллектуальным развитием, очень часто здесь говорится именно о поведенческих проблемах и врачи считают, что в таких ситуациях необходимо давать детям лекарства, но с нашей точки зрения это вообще какие то средневековые подходы, мы совершенно по другому относимся к этой проблеме. Основная проблема этих детей связана с сенсорными областями мозга, со зрением, с тактильностью, со слухом, т.е. с более нижними отделами мозга. Таким образом это проблемы выливаются в поведенческие сложности. Так же проблема связана с выходом информации через моторные пути, именно из-за того, что у ребенка в голове настоящий хаос, ребенок не может воспринять визуальную, тактильную, сенсорную информацию. Моторный отклик на такой хаос получается поведенчески сложным, поэтому люди часто смотря на все это делают вывод, что у ребенка проблемы с интеллектом. Но на самом деле эти дети могут функционировать на очень высоком интеллектуальном уровне.

У многих этих детей проблема с концентрацией, им трудно сфокусироваться, потому что на них как бомбардировка обрушивается огромное количество сенсорной информации. Поэтому часто дети выглядят незаинтересованными в том, что происходит вокруг них. И очень часто окружающим кажется, что этот ребенок просто ненормальный, его поведение слишком странное.

Случилось то, что мы превратились в реабилитационный центр, один из самых первых в стране.

У нас было много проблем, и как на директора эти проблемы тяжело давили на меня. Во-первых, здания и земля были неадекватны задаче, стоящей перед нами. Так как большинство зданий и земля принадле­жали частному санаторию, мы не могли что-то менять так, как мы хотели. И в связи с тем, что цель частного санатория и его владельцев состояла в том, чтобы делать деньги, а не решать проблемы, что было их правом, мы терпели поражение при наших попытках проводить ис­следования или обучать.

Мы начинали получать запросы от методистов и врачей, местных и зарубежных, тех, кто желал бы посетить наш "институт", чтобы изу­чить работу, которую мы проводили. Мы не имели ни времени, ни денег, ни средств, чтобы проводить подобное обучение.

То, что было необходимо - было кристаллически ясно, но как к это­му прийти - было ясно гораздо меньше. Что было необходимо, так это некоммерческая организация, организованная с целью исследования, обучения и лечения пациентов с повреждениями мозга. Она должна была бы быть организованна по типу обычной больницы или университета. Такая организация должна иметь здания, землю и персонал, адекватный для лечения пациентов, должна проводить клинические исследования и учить других специалистов тому, что мы делаем, как мы это делаем и почему мы это делаем.

Требовалось бы разумное количество земли, конечно не меньше, чем несколько акров, а на Честнат Хилл землю продавали футами. Конечно, земля стоила бы $25,000.

Также необходимы были бы минимум сорок кроватей плюс места для лечения, и т.д. В те дни одна кровать (место для пациента) оцени­валась примерно в $ 10,000, что подразумевало, что здание будет стоить приблизительно полмиллиона долларов.

Кроме того, необходим бы был минимальный штат около десяти первоклассных специалистов, так же, как и примерно десять человек обслуживающего персонала, таких как повара, прачки, инженеры и т.д. При самой строгой экономии общая сумма зарплат была бы не меньше, чем $150,000 в год.



Питание, обогрев здания, электричество, телефоны, и т.д., конечно, стоили бы не меньше, чем сто тысяч долларов в течение первого года.

Короче говоря, нам нужно было почти миллион долларов для на­чала.

Доктор Фэй, хотя он и мог назначать огромные платы за хирургию, редко это делал, к тому же он еще не восстановился от финансового краха Неврологического Реабилитационного Центра. Боб, Карл и Клод были даже моложе меня, недавние выпускники школ. Оставался только я и все смотрели на меня, ожидая решения. Я нуждался в миллионе долларов, но знал, где я мог получить приблизительно сорок три дол­лара.

Примерно тогда и начались события, которые привели меня к чувст­ву, что меня подталкивают внешние силы, не подконтрольные мне.

В тот самый день, когда я решил, что не было просто никакого способа решить проблему, случилась первое событие. Пришла Бетти Марш, чтобы повидаться со мной. Бетти Марш была очень хороша собой, рыжеволосая ирландская медсестра-практикантка средних лет. Она работала в частном санатории и часто привозила по моему вызову пациентов в мой кабинет на инвалидных креслах. Хотя она и я часто обменивались шутками, я не помнил ее имени. Хотя она была зареги­стрированная медсестра-практикантка, но все то, что она была должна сказать мне, было столь же непрактично, как и все, что я когда-либо слышал - и пугающе проницательно.

Она сказала, что видела результаты работы Реабилитационного Центра и подумала о том, что это самая благородная работа, которую она когда-либо вообще видела. Она подумала, что если люди были бы так же добры друг к другу, то, возможно, была бы некоторая надежда для нас всех. Она заметила то, как чрезвычайно я был занят, и в пос-леднее время она чувствовала, что, возможно, я не был полностью удовлетворен всеми обстоятельствами в частном санатории.

Затем она бросила свою бомбу. Она сказала, что считает, что для людей всего мира очень важно, чтобы моя работа была продолжена. Хотя она не знала ничего о ситуации, она хотела, чтобы я знал, что она прожила свою жизнь очень бережливо и что она сэкономила шесть тысяч долларов. Эти шесть тысяч долларов были в банке, и я могу взять их в любое время и могу вернуть их назад позже, если когда-нибудь буду способен это сделать. При этом она объявила, что не будет брать никакой расписки (им она не доверяет) и никаких процентов, которые лишают всего хорошего любое хорошее побуждение.

Я бормотал, что ценю ее добрые намерения, и сидел ошеломлен­ный, в то время как она беспечно отправилась к выходу, толкая перед собой пустое инвалидное кресло.

Что, черт возьми, это означало?

Как она догадалась, даже что проблема существовала?

Почему, во имя всего святого, эта одинокая маленькая женщина без всяких гарантий предлагает мне сбережения всей своей жизни, когда я для нее- почти незнакомец?

Как, будь я проклят, ее имя?

Хотя я не имел ни малейшего намерения принять ее предложение, я был полностью покорен ее невероятным великодушием к человеку, ко­торый даже не знал ее имени. Я кипел противоречивыми эмоциями.

С одной стороны, ее чрезвычайно странная проницательность и невероятное великодушие довели меня до слез. С другой стороны, она меня заставила почувствовать себя чрезвычайно эгоистичным и довольно трусливым и, в общем, недостойным работы, которую я вы­полнял. Я был сражен этой потребностью в сотнях тысяч долларов и решил отказаться от этой несбыточной мечты, даже не обсуждая ее. И все же, для меня было очевидно, что шесть тысяч долларов долж­ны представлять для этой женщины значительно большие деньги, чем сотни тысяч долларов для меня. И, несмотря ни на что, она предло­жила их все. Хотя было бесспорно, что шесть тысяч долларов были большими деньгами для нее, чем сотни тысяч для меня, было также понятно, что эта сумма денег для нее стоила меньше, чем для меня. Мне было стыдно.

Я работал весь тот день чисто механически (что было не похоже на меня), и я был сильно отвлечен тем, что случилось. Мне даже не дали восстановиться в течение этого дня.

Когда я закончил работу, Мэй Блэкберн предложила присесть и по­говорить.

Мэй работала писарем в американском флоте в Первую Мировую Войну и, как мне сказали, была отличным секретарем. Я встретил Мэй сначала как пациентку, три или четыре года назад. Она весила восемь­десят восемь фунтов, была на несколько лет старше, чем моя мать, и выглядела, как моя бабушка.

Не нужно было никакого психиатра, чтобы понять ее проблему. Мэй было чуть больше шестидесяти, но она была совсем молодой в сердце. Ее муж умер, как и большинство ее друзей, а те, кто не умерли, старе­ли значительно охотнее, чем Мэй. Ее сын был женат и уехал, и Мэй осталась одна. Мэй не заботилась о себе, и когда я увидел ее впервые, у нее не было сил ходить. Хорошее питание, режим, никаких компаний и разумная программа упражнений привели ее в порядок за несколько месяцев, и она была выписана. Шестью месяцами позже она вернулась, и весь процесс был повторен заново. Потом она возвратилась в третий раз.

Именно тогда я реализовал одну комбинацию, которая имела затем последствия. До того времени я был секретарем сам для себя (моими достоинствами были дешевизна и внимательность). Когда Мэй Блэкберн вернулась в третий раз, болезненно худая, истощенная и настолько шаткая, что не могла зажечь собственную сигарету, я предло­жил, чтобы она, возможно, могла помогать мне, напечатав пару писем. Хотя эта мысль, очевидно, испугала ее, она согласилась попробовать. Ее письма были абсолютно ужасны в начале, и я относил их домой на ночь и повторно перепечатывал двумя пальцами. Так как я должен был делать это так или иначе, никакой дополнительной работы для меня в этом не было, а ей это было явно полезно. Очень скоро ее письма стали становиться лучше, пока не стали совсем совершенны так же, как и она сама. Очевидно, для нее настало время выписываться, так как она больше не нуждалась во мне. Однако, моя хитрая игра имела последствия, потому что теперь уже я нуждался в ней.

Так Мэй начала работать для меня за ужасно неадекватный зарабо­ток, став моим секретарем, моим бухгалтером, моей второй матерью, моим боссом и моим другом.

Я сидел на скамье и слушал в изумлении, как Мэй предлагает мне ее сбережения. С тех пор, как Мэй получила крошечный заработок, она сэкономила три тысячи долларов, и они были моими.

Я усмотрел некий заговор и обвинил ее в сотрудничестве с как-ее-имя, рыжеволосой ирландской медсестрой. Она, очевидно, не знала того, о чем я говорил, но она знала, что рыжеволосую ирландскую медсестру звали Бетти Марш. Я рассказал ей с удивлением то, что случилось этим утром. Она об этом ничего не знала, но она не видела ничего необычного в этой истории, так как она тоже думала, что рабо­та была благородна и замечательна. Она считала, что каждый обязан помочь. Она была удивлена, что не все предложили свою помощь, и тот факт, что никто не знал о проблеме, не казался ей серьезным ос­нованием для того, чтобы не помогать. Никто не говорил ей и Марш об этом, но они ведь знали, разве не так? Я согласился, находясь в некотором трансе.

Даже сегодня я с трудом верю своей собственной истории, и, воз­можно, было бы еще труднее поверить теперь, когда прошло так много лет, если бы я не смотрел ежедневно из окна моего кабинета, через прекрасную зеленую лужайку, на здание имени Мэй Блэкберн. Оно помогает мне помнить эту удивительную женщину. Оно также помо­жет мне помнить Бетти Марш, когда я гляжу из окна моего кабинета на здание Мэй Блэкберн, потому что мой кабинет находится в здании имени Бетти Марш.

Мэй Блэкберн настаивала также, в дополнение к предоставленным мне трем тысячам долларов, что она могла, хотела бы и будет работать бесплатно, где бы ни находилось "новое место".

Я плохо спал той ночью, потому что я не знал, что это за "новое место". У меня было чувство, что меня толкают внешние факторы, не подвластные мне. Это ощущение меня посещало с тех пор много, много раз, и я учился расслабляться и не сопротивляться, даже когда я не все понимал.

Обе эти женщины, думал я той ночью, гораздо старше меня. У них нет никаких гарантий. И все же, используя некое предвидение, которое я не понимал, они обе настояли на предоставлении всего, что имели. А что я? Что у меня является всем, что я имею? Хочу ли я отдать это?

Хорошо, я имел оборудование и все необходимое в моем большом доме. Все это могло бы быть пожертвовано на использование в "новом месте", что бы это ни означало. Это равносильно девяти или десяти тысячам долларов.

Затем был сам дом. Хотя все еще оставался большой залог, я мог продать его и получить четырнадцать тысяч долларов, и это также мог­ло быть пожертвовано.

В целом, получалось, что я мог наскрести приблизительно тридцать две тысячи долларов. Капля в море. Это невозможно, и завтра так мне и следует сказать этим двум сумасшедшим женщинам. Как я мог сказать им это? Они просто не поняли бы.

Хотя, может быть с идеей Мэй относительно бесплатного рабочего времени... Если предположить, что все специалисты работали бы бес­платно некоторое время, пока мы не сдвинулись бы с мертвой точки? Я встал с кровати и взял карандаш и бумагу.

Предположим, что чудесным образом мы получили место для рабо­ты. Возможно, мы могли бы взять что-то в аренду или сделать что-то в этом роде. Могли бы мы тогда начать работать? Если было бы место, где работать, мы могли бы чудом продержаться пару месяцев, если бы мы имели сорок тысяч долларов вместо тридцати двух.

Двумя ночами позже, г-н Мэссингэм, мой тесть, предложил мне восемь тысяч долларов. Было понятно, как он узнал о проблеме. Я сказал ему об этом, но даже не подозревая, что он решится помочь. И он, и мама, в детстве были очень бедны в Англии. И хотя папа пре­успел в Америке, он не мог забыть о бедности своего детства и был чрезвычайно осторожен с деньгами. Я даже и не думал о нем как о денежном ресурсе.

Доктор Фэй согласился работать бесплатно. То же сделал мой брат. И, конечно, моя жена.

Именно тогда мисс Галбрайт попросила меня о встрече. Я уже на­чал привыкать к тому, что люди хотят со мной встретиться, и я пошел к ней, уже наполовину ожидая, что она предложит помощь. Либбет Галбрайт была пациенткой. Она была пятидесятилетним ребенком с повреждением мозга, с проблемой, которую большинство людей называет церебральным параличом. Такие люди, когда больны серьезно. находятся в постоянном корчащемся движении. Эти люди выглядят так ужасающе (когда они серьезно больны).

Большинство людей их считает умственно отсталыми, в то время как на самом деле они очень, очень и очень умны.

Состояние Либбет не было таким же, как у людей с серьезным атетоидным церебральным параличом. Она не корчилась, хотя она и не могла ходить, но так же, как и другие атетоидные больные, она была очень, очень и очень умна. Она была также очень проницательна. Хотя мы и проводили ежедневно какую-то часть времени вместе, когда она вылезала из своего инвалидного кресла и обучалась ходьбе впервые за пятьдесят лет, мы никогда не обсуждали мою проблему.

Этим вечером мы ее обсуждали. Мы направились к Фэйрмаунт Парк, и пока мы добирались туда, Либбет говорила. Она полагала, что я должен пойти поговорить с ее шурином А. Винтоном Кларком и с ее сестрой Элен Кларк.

Я только однажды встречал г-на Кларка прежде, и то, совершенно случайно. Я был уверен, что он даже не вспомнит меня, и когда я по­звонил, чтобы договориться о встрече, это оказалось действительно так. Он не помнил меня. Тем не менее, он пригласил меня к себе домой на следующий вечер.

Он слушал внимательно, когда я рассказывал о наших надеждах и мечтах. Глубоко вздохнув, я сказал ему, что для того, чтобы начать, я нуждался, как я полагал, примерно в двадцати пяти тысячах долларов. Он медленно негативно покачал головой. Вам понадобится больше, он сказал мне, примерно восемьдесят тысяч долларов. С этими словами он вручил мне чек на восемьдесят тысяч долларов. Хотя я никогда и в глаза не видел столько денег и был чрезвычайно благодарен, я уже больше не удивлялся.

Я не был удивлен и тогда, когда нашел «новое место». Это было превосходное имение в Честнат Хилл. Участок в восемь акров перво­начальной площади с двумя превосходными зданиями, а также пре­красными оранжереями и сараем. Больше четверти миллиона долларов были достойны прекрасных деревьев и кустарников. Место, несомнен­но, было дороже миллионов долларов и было абсолютно идеальным для наших целей. Я не был удивлен тем, что нашел идеальное место для нас.

Я даже не был удивлен, когда позвонил агенту, чтобы выяснить, сколько имение будет стоить. Цена продажи была точно восемьдесят тысяч долларов.

И что Вы подумаете по поводу подталкивания извне?

Единственными друзьями, которых я имел за пределами моей ра­боты, пыли мои военные друзья.

После войны я решил, что мир был далек от полного спокойствия, и я остался в первоочередном резерве. Я был записан в старинный филадельфийский 111-ый Полк Пехоты Национальной Гвардии Шта­та Пенсильвания. Командиром этого полка был полковник Джей Кук, выдающийся гражданин Филадельфии, чей прадед, Джей Кук, финан­сировал в Гражданскую Войну сторону Союза.

Именно он поднял меня до звания капитана, когда я вступил в полк, и именно его прежнее имение мы купили. Так как я был там у него в гостях, я знал об этом. Он жил там с женой и двумя дочерями, и когда он оказался там один с огромным штатом слуг после смерти жены и брака его дочерей, он выставил это поместье на аукцион. Очень бо­гатый человек, который купил его, быстро понял, что даже богатый человек не может позволить себе содержать такое имение, и он продал его нам.

Джей Кук работал у нас в качестве члена совета директоров «нового места» вплоть до дня своей смерти в 1963 году.

22 июля 1955 года после месяцев работы Почетный Судья Уильям Ф. Дэннхауер Суда Гражданских Исков Округа Монтгомери Штата Пенсильвания вынес постановление о том, что Реабилитационный Центр в Филадельфии должен считаться некоммерческой организацией.

Директорами были Гленн Доман, Роберт Доман, Франк Д. МакКормик (военный друг), Тэмпл Фэй, Клод Чик и Мартин Палмер.

Томас Р. Уайт - младший (видный филадельфийский юрист и стар­ший офицер моего полка) работал при институтах в качестве поверен­ного до самой смерти. Он делал свою работу бесплатно.

Роберт Маги, один из моих самых старых и самых близких друзей, работал первым президентом совета управляющих.

Генерал-майор Артур Д. Кемп служил в качестве члена совета управ­ляющих с первого дня существования этого органа и позже стал его президентом, пока не ушел со службы многими годами позже.

Жена Боба Маги - Дорис, отслужила несколько сроков как президент женского совета и все еще остается активной частью этой группы.

Все они служили потому, что они были личные друзья, и ради люб­ви детей, которую они считали достаточной наградой за свою работу.

Реабилитационный Центр в Филадельфии позже изменил свое на­звание на Институты Достижения Человеческого Потенциала.

Так - многочисленными толчками - Институты Достижения Человеческого Потенциала были рождены - и как раз вовремя.

ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ И

ЕЕ ВАЖНОСТЬ ДЛЯ ДВИЖЕНИЯ

Мы отметили, что без входящих (сенсорных, или воспринимаю­щих) факторов, любой нормальный взрослый человеческий мозг будет не в состоянии функционировать даже в такой простой ситуации, как процесс подбирания бумажной скрепки. Можно себе представить, что означали бы такие потери в области восприятия для намного более сложных действий, как ходьба и речь, у ребенка с повреждением мозга, который изначально никогда не знал о таких вещах.

Теперь мы должны были определить, где дети с повреждениями мозга понесли такие потери и в какой степени. Если они имеют такие потери, то мы должны были выяснить, можно ли что-нибудь сделать с этим, так как эти потери могут предотвращать не только ходьбу и речь, но даже и более простые действия.

Мы установили, что существует пять человеческих способностей восприятия, которые позволяют человеку получать информацию лю­бого вида, от самой сложной (понимание ядерной физики) до самой простой (понимание, что радиатор обжигает ногу, которая лежит ря­дом). Эти пять областей восприятия: (1) зрение, (2) осязание, (3) слух,

(4) обоняние,(5) вкус.

Обоняние и вкус - чрезвычайно рецессивные характеристики у че­ловека, и у наших собак больше навыков в этих областях, чем у нас. У здоровых взрослых эти характеристики существуют, в основном, для поиска удовольствия. Они чрезвычайно важны для некоторых специ­алистов, типа винных дегустаторов и нюхачей духов. Взрослые по­лучают большинство их оперативной информации посредством трех остальных органов восприятия.

Эта глава будет иметь дело со зрением, слухом и осязанием.

Мы начали чувствовать, что понимаем, как ребенок учится видеть, слышать и осязать в широком смысле, но мы пока еще потратили мало времени на понимание того, как он учится чувствовать запах и вкус.

Мы снова сначала обратились к здоровым детям, чтобы изучить, как они учились видеть, и обнаружили, что они проходили через четыре важных стадии, которые, вообще говоря, соответствовали тем четырем стадиям, которые мы видели в передвижении, стадии, которые обычно заканчивались в возрасте двенадцати месяцев. Мы были поражены этим совпадением, и более поздние события доказали, что мы поступили очень мудро, отметив то что было наиболее важным.

Требовалась большая изобретательность, чтобы проверить этих детей и определить то, что они видели, так как проверка зрения обычно базируется на устных ответах пациента о том, что он видит. Ни один из детей в возрасте менее года не мог ответить на такие вопросы, и многие из детей с повреждениями мозга старше года имели проблемы речи. Нужно было развить новые методы и разработать новое оборудо­вание, с помощью которых мы могли бы прийти к пониманию того, что ребенок видел, не прося его ответить на вопросы. Это было нелегко, и даже методы, которые мы развивали, не давали нам всего, что мы хотели знать. Тем не менее, мы узнали очень много.

Эти четыре стадии, через которые проходят здоровые дети в обучении видеть, следующие:

Стадия 1 - в первые дни, сразу после рождения, ребенок реагирует рефлекторно на свет и на темноту. Это называют «световым рефлек­сом». Нельзя уверенно сказать, чувствует ли он свет или понимает его, поскольку такая оценка невозможна, пока не наступят более высокие стадии. Его реакция полностью рефлекторна по природе. Когда свет падает на глаз - зрачок сжимается; когда свет удаляется зрачок расширяется.

Стадия 2 – в течение этой стадии здоровый ребенок начинает вос­принимать контуры и дифференцировать различные степени света; то есть, он может видеть человеческий силуэт, если человек находится между ним и источником света и он будет реагировать на менее яркий свет, направленный в его лицо. Он может следовать взглядом за человеком по комнате, если этот человек находится между ним и источником света.

Стадия 3 - в течение этой стадии он начинает видеть детали, когда свет падает на объект непосредственно и оценивать различия в деталях этого объекта. Теперь он может видеть объект в пределах большей конфигурации. Зрение приобретает дополнительное значение. (Он может отличить пуговицы на блузке матери от самой блузки непосредсвенно.)

Стадия 4- в течение этой стадии, которая начинается приблизительно в возрасте одного года и которая не будет полностью завершена во всех ее человеческих деталях почти до шести лет, происходит очень много важного. Самое важное - это «конвергенция», которая приводит к объемному восприятию. У человека это еще одна функция коры голо­го мозга. (Что снова стало подтверждением наших первоначальных идей.)

Мы пришли к пониманию, что очень высокий процент детей с повреждениями мозга имеет проблемы со зрением. Действительно, мы ежедневно все больше убеждались, что фактически все дети с повреждениями мозга имели какие-нибудь проблемы со зрением, несмот­ря на тот факт, что у некоторых из них глаза, казалось, были с виду нормальными и не подавали никаких очевидных признаков того, что существуют проблемы со зрением.

Мы также видели многих серьезно больных детей, которые не ре­агировали, сознательно или рефлекторно, даже на сильный свет, на­правленный в глаза. Это была слепота. На протяжении многих лет мы чувствовали, что это была ситуация, когда мы могли только лишь мо­литься, поскольку, если ребенок слеп, то что можно еще сделать? Но годы шли, и мы начали замечать потрясающее явление, которое мы даже не пытались объяснять, воспринимая его как счастливейшее сов­падение. Многие из детей, которые в начале, казалось, были слепыми, начинали немного видеть. Другие, которые немного видели, начинали видеть лучше. Это было чрезвычайно странно, так как мы не делали ничего вообще, что можно было бы отнести по природе к лечению зрения.

По мере того, как все большее количество детей начало показывать улучшения в области зрения, стало необходимым спросить себя о том, было ли это фактически совпадением или же было результатом чего-то, что происходило с детьми.

До этого времени мы не вели записей относительно детского зре­ния, лишь тщательно исследовали его полностью в начале лечения, так как мы рассматривали зрение как статическую область - то, что не будет улучшаться. Теперь мы начали вести записи.

Мы начали замечать, что эти улучшения зрения были больше, чем совпадения, потому что было очевидно, что дети, у которых улучшалось зрение, были теми же самыми детьми, которые делали успехи и в передвижении. Если лечение останавливалось по какой-либо причине, и останавливался прогресс в передвижении, то прогресс со зрением также останавливался. Если лечение снова возобновлялось, и подвижность снова улучшалась, мы начинали снова видеть улучшения зрения. Что способствовало успехам в области зрения?

Кажется, я неоднократно демонстрировал в этой книге, что за невнимательность всегда приходится платить. Теперь, оглядываясь назад, эти потрясающие факты понятны. Действительно, довольно иронично, что в свете тех представлений, которых придерживалась наша группа мы были удивлены, увидев прогресс в области зрения. Удивительно, что люди, которые посвятили большую часть своих жизней установ­лению факта, что повреждение мозга находится в пределах мозга, не замечали этот пункт. Мы сами говорили неоднократно: Если проблема находится в пределах мозга, то не будет успеха, если лечить локти, нос, уши и глаза - места, где только существуют симптомы проблемы.

Мы сами попали в ту самую западню, за невнимание к которой кри­тиковали других. Мы думали о слепоте, как о проблеме глаз, а не как о признаке проблемы в пределах мозга. Действительно, почему должно быть странным, что зрение улучшилось, если мы действительно, как и намеревались, лечили именно мозг? Если нарушение, которое вызвало паралич ноги, существовало в пределах мозга, как мы и говорили, то почему нарушение, которое влияло на зрение, также не могло существовать в пределах мозга? Это был вопрос огромного значения.

Почему такой высокий процент людей с травмой мозга имеет самые различные проблемы со зрением? Имели ли мы право подозревать, что дети с повреждениями мозга также пережили что-то еще, что случи­лось с их глазами и что вызвало проблемы со зрением? Это казалось маловероятным. Разве не намного более вероятным было то, что дети, которые имели травму мозга, имели проблемы со зрением именно из-за этой травмы? Разве мы не могли сказать, что если проблема существует в пределах мозга, то существует большая вероятность того, что ребенок с повреждением мозга будет также иметь нарушение зрения по той же самой причине, что и двигательное нарушение ноги или руки?

В конце концов, было множество свидетельств, что человек мо­жет иметь проблемы со зрением, и эти проблемы не находятся непо­средственно в глазу. Это случается достаточно часто. Мы неоднократ­но наблюдали проблемы со зрением у взрослых людей с травмой мозга после инсульта. Мы знали о проблемах зрения, которые поражают взрослый мозг при болезни Паркинсона. Мы знали о проблемах зрения, которые могли возникнуть у взрослого человека, когда его взрослый мозг был поврежден при автомобильной аварии или при несчастном случае при нырянии.

Мы не наблюдали некое странное чудо, когда мы видели слепых детей, которые могли теперь видеть контуры или детали впервые, а скорее мы наблюдали единственно возможное логическое явление, ко­торое мы могли ожидать, если действительно лечили мозг, а не локоть или глаз.

С новым приливом энергии мы принялись исследовать проблемы зрения, которые есть у таких детей.

Короче говоря, мы пришли к выводу, что эти дети имели все проб­лемы зрения, с которыми сталкивался взрослый человек при травме мозга.

У этих детей мы наблюдали точно тот же самый вид проблем со зрением, который мы наблюдали и у взрослых пациентов после ин­сульта. Некоторые из этих детей не видели ничего слева от носа, или ничего справа от носа, или ничего выше горизонтальной плоскости, или ничего ниже ее. Некоторые имели проблему сжатых полей зрения, когда весь конус видения у ребенка был сильно уменьшен, позволяя видеть немного в стороны и немного вверх и вниз.

Мы также обнаружили белые пятна в поле зрения некоторых из этих детей, хотя их было трудно обнаружить, так как дети не могли сообщить нам о своих проблемах, и такой сложный тест, как опреде­ление присутствия белого пятна, было трудно выполнить.

Некоторые из детей могли видеть вблизи (в пределах длины руки), но не могли видеть вдали (дальше длины руки), у других это было наоборот. Некоторые дети могли видеть вполне хорошо, но не могли обнаружить детали.

Мы обнаружили, что наиболее часто встречающейся проблемой у наших детей является расплывание объектов. Эту проблему было очень легко обнаружить, так как она, как правило, сопровождалась заметным косоглазием (страбизмом).

Слово «страбизм» следует запомнить- это медицинский термин для того, что обычно называют «косоглазием» или «бельмом». Если один глаз косит, это называют «сходящимся односторонним косогла­зием». Если один глаз смотрит в сторону, то это называют «расходя­щимся односторонним косоглазием». Если один глаз смотрит вверх, то это называют «восходящим односторонним косоглазием». Если один глаз смотрит вниз, тогда это называют «нисходящим односторонним косоглазием». Если косят оба глаза, то «одностороннее» просто заме­няется на «двустороннее», то есть если мы видим ребенка, у которого оба глаза сходятся, то у этого ребенка будет «сходящееся двустороннее

косоглазие».

Эти проблемы чрезвычайно обычны, особенно у тех детей, которые имеют проблемы в среднем мозге и подкорковых областях, возникшие в момент рождения или перед рождением. В то время как заметное косоглазие довольно легко обнаружить даже непосвященному, очень маленькое косоглазие обнаружить нелегко, и это требует осторожной оценки. Эта экспертиза, однако, может быть выполнена самими роди­телями посредством просто наблюдения глаз ребенка и того, как они двигаются.

Если ребенок имеет косоглазие, совершенно очевидно, что его глаза не могут сходиться на замеченном объекте. Часто можно наблюдать это у ребенка, кому установили косоглазие, до тех пор, пока он не посмот­рит определенно на объект - на какое-то время косоглазие может исчез­нуть, и он может, фактически, увидеть объект в надлежащей глубине. Если ребенок имеет постоянное косоглазие, или косоглазие, которое переходит с глаза на глаз, то он, конечно, не может видеть в глубину.

С 3 по 6 июля

С 3 по 6 июля в РГСУ состоялся визит Вице-президента Институтов достижения человеческого потенциала (США) Дугласа Домана, сына и последователя легендарного Глена Домана, известного во всем мире своей методикой раннего развития, специалиста по реабилитации детей с поражениями головного мозга.

В 1955 году Гленн Доман стал основателем и главой всемирно известных Институтов достижения человеческого потенциала в Филадельфии, в которых прошли лечение 15000 пациентов из США и других стран. В настоящее время Институты имеют филиалы в Бразилии, Японии, Сингапуре, Мексике, Италии, Индии.

Статистика результатов лечения детей, обратившихся в Институты за последние 10 лет, говорит о его эффективности:

  • 26% пациентов выздоровели, им сняли инвалидность,
  • 67% пациентов имеют значительные улучшения («те, кто не мог даже ползать - пополз, те, кто не мог ходить - пошёл, показал значительные улучшения в интеллектуальной сфере»),
  • 7% пациентов имеют незначительные улучшения.

В ходе трехдневного визита состоялся прием Дугласа Домана ректором РГСУ, доктором педагогических наук, профессором Лидией Васильевной Федякиной. В результате двусторонних переговоров были достигнуты договоренности о сотрудничестве в области развития детей с поражениями головного мозга на территории России на основе реабилитационных программ, разработанных Институтами достижения человеческого потенциала. Было принято решение о совместной работе по организации и проведению на базе Лицея одаренных российских детей РГСУ, расположенном в подмосковном поселке Доброе, в октябре текущего года лекций, разработанных Институтами достижения человеческого потенциала в США.

Представителями РГСУ на переговорах выступили: первый проректор РГСУ Науменков Сергей Михайлович, заведующий кафедрой социальной и семейной педагогики Мардахаев Лев Владимирович, директор Центра развития и образования «Мир равных возможностей» Семочкина Наталья Николаевна, заведующая лабораторией психофизиологических исследований Павлова Ольга Евгеньевна.

Так же в ходе визита на площадке ДК РГСУ Дуглас Доман провел лекции для родителей здоровых детей и детей с поражениями головного мозга. На лекциях господин Доман освещал круг вопросов, касающихся развития и потенциала детского мозга, возможностях его эффективного использования, а также вопросы помощи детям, страдающим задержкой развития, ДЦП, гиперактивностью, аутизмом, синдромом Дауна, умственно отсталым, имеющим другие повреждения мозга. Важным тезисом лекций стало то, что родители могут эффективно развивать своих детей в домашних условиях самостоятельно на основе методик, разработанных Институтами.

Её эффективность не подтверждена доказательной медициной , и её применение нецелесообразно .

История

Основанная в 1955 году некоммерческая организация «Институты достижения потенциала человека» находится в США , в северо-западном пригороде Филадельфии , штат Пенсильвания . Их основатель физиотерапевт Гленн Доман совместно со специалистом по возрастной психологии Карлом Делакато разработал методику лечения детей с повреждениями мозга, опубликованную в 1960 году в Journal of the American Medical Association (JAMA). Их работа во многом питалась идеями нейрофизиолога Темпла Фэя, главы факультета нейрофизиологии медицинской школы Университета Темпл и президента Филадельфийского нейрологического общества. Фэй полагал, что мозг младенца эволюционирует (как при эволюции видов) и проходит стадии развития рыбы, рептилий, млекопитающих и, в итоге, человека. Эта гипотеза, в короткой формулировке «онтогенез повторяет филогенез», и известная как биогенетический закон Геккеля-Мюллера , современной биологией признана устаревшей IAHP утверждает, что мозговая травма на определённом этапе нейрологического развития препятствует дальнейшему развитию . IAHP утверждают, что их лечение опирается на теорию нейропластичности, то есть способности мозга расти функционально и анатомически. Они утверждают, что традиционная медицина осуществляет попытки медикаментозного лечения детей с мозговыми травмами, и эти медикаменты могут вызвать отрицательные последствия . IAHP утверждают, что благодаря нейропластичности, их методика сенсорной стимуляции способна вызвать физический рост мозга и улучшить нейрологическую функцию мозга пациентов. Другая сторона теоретических положений IAHP состоит в том, что многие проблемы детей с травмами мозга вызваны недостатком снабжения мозга кислородом. IAHP утверждают, что их программы включают в себя методику улучшения снабжения кислородом и это способствует выздоровлению пациентов .

Гленн Доман издал книгу «Что делать с вашим ребёнком, перенесшим повреждение мозга» в 1974 году, которая объясняет принципы и методики, используемые IAHP. Подзаголовок книги «или ребёнком с повреждениями мозга, умственной отсталостью, умственно неполноценным, страдающим моговым параличом, эпилепсией, аутизмом, атетозом, гиперактивностью, расстройством внимания, умственно отсталым, с симдромом Дауна» - перечислены различные расстройтсва, которые по мнению автора связаны с повреждениями мозга - термин, преимущественно используемый в IAHP. Начиная с 1964 года Гленн Доман, а позднее также Дженет и Дуглас Доманы, издали ряд книг в серии «Нежная революция» - книги для родителей здоровых детей по чтению, математике, интеллектуальному развитию, плаванию . Программы для здоровых детей занимают значительную часть ознакомительных материалов, публикаций и веб-сайта IAHP.

Программы IAHP

Программы для детей с повреждениями мозга

Перед началом программы для детей с повреждениями мозга, родители должны участвовать в пятидневном семинаре IAHP под названием «Что делать с вашим ребёнком, перенесшим повреждение мозга?» IAHP утверждают, что этот курс помогает родителям составить представление об их методиках. Курс можно пройти в Филадельфии, Италии, Японии, Мексике и Сингапуре.

Программа для детей с повреждениями мозга включает в себя:

  • Пэттернинг - ритмические манипуляции конечностями и головой
  • Ползание - передвижение вперёд, причём живот остаётся в контакте с полом
  • Ползание - передвижение вперёд, причём живот приподнят над полом
  • Рецепторная стимуляция - визуальная, тактильная и слуховая стимуляция
  • Экспрессивные занятия - например, поднимание различных предметов
  • Дыхательная маска - дыхание в маску повторного вдоха для увеличения количества углекислого газа во вдыхаемом воздухе, что должно усилить кровоснабжение мозга
  • Подвесные упражнения - передвижение вися на брусьях или вертикальной лестнице
  • Гравитационные/антигравитационные упражнения - перевороты, сальто, висы вниз головой

Программа очень интенсивная и разработана для использования родителями в течение всего дня в домашних условиях. Ключевая методика - «пэттернинг». По выражению IAHP, «если необходимо, всё что мы делаем, повесить на один крючок, наша шляпа будет висеть на пэттернинге» и «если пэттернинг применяется усиленно, строго по расписанию и с религиозным усердием, дети с повреждениями мозга демонтрируют улучшение состояния.» IAHP используют собственную методику профилирования развития для оценки возможностей и повреждений ребёнка, а также для наблюдением за прогрессом лечения .

По данным IAHP, за период с 1998-го по 2010-й год программу IAHP прошли 2364 ребёнка. Из них 278 человек были слепы и 236 (85 %) - стали видеть, 121 не слышали - 109 (90 %) впервые услышали, 454 не ходили - 230 (51 %) впервые пошли без посторонней помощи, 1083 не говорили - 472 (44 %) впервые заговорили, 1299 не читали - 1274 (98 %) начали читать. Лишь 7 % пациентов имеют незначительные улучшения .

Программы для здоровых детей

IAHP также разрабатывают методики и издают литературу для родителей здоровых детей. Глен Доман убежден, что как нейрологическое развитие детей с повреждениями мозга, так и развитие здоровых детей может быть ускорено. IAHP публикует серию книг и материалов для предначального образования «Нежная революция», использование которых способствует ускоренному развитию здоровых детей. Один из примеров - программа «Как научить младенца читать» .

IAHP проводит недельный семинар «Курс по повышению интеллекта младенца», включающий демонстрацию достижений детей, обучавшихся по системе IAHP. По утверждению IAHP, на этом семинаре «родители учатся приемам обучения чтению, иностранному языку … математике и восприятию музыки. Родители получают сведения о сенсорном и моторном развитии и основах здорового питания семьи».

Лечение эпилепсии

IAHP требует постепенной отмены антиконвульсантов у детей с повреждениями мозга. Они утверждают, что «припадки - это естественная реакция организма на смертельную угрозу мозгу», но сами по себе непосредственно для мозга не опасны. Вместо того чтобы применять антиконвульсанты, следует концентрировать усилия на разработке способов и биологически активных веществ, содействующих нейропластичности, то есть способности мозга расти и изменяться.

IAHP утверждают, что status epilepticus может быть антиконвульсантами спровоцирован и что лучше всего не пытаться лечить его медикаментами. Вместо этого они предлагают снижать количество и интенсивность припадков дыхательными масками, периодически уменьшая количество кислорода и увеличивая количество углекислого газа. IAHP также утверждают. что припадки можно предупреждать, снижая потребление соли и жидкостей, добавками магниевой соли кальция и пиридоксина и здоровой диетой и обстановкой..

Научная оценка

Комитет по вопросам детей-инвалидов Американской академии педиатрии опубликовал ряд предостережений, касающихся использования пэттернинга, одной из методик IAHP для терапии детей с повреждениями мозга, ещё в 1968 году и повторил публикацию в 1982 году . Позднейшие предостережения опубликованы в 1999 году с повторной публикацией в и [ ] . Публикация, в частности, гласит :

Данный документ рассматривает «пэттернинг», используемый в качестве лечения детей с нейрологическими расстройствами. Этот метод опирается на отвергнутую и упрощенную теорию развития мозга. Текущая информация не подтверждает утверждения сторонников, что метод эффективен, и его использование продолжает оставаться нецелесообразным… Требования, предъявляемые к семьям так тяжелы. что в ряде случаев ведут к истощению финансовых ресурсов и напряженности в отношениях с родителями и с братьями и сёстрами.

  • Теория рекапитуляции, на которых зиждется методика, наукой отвергнута
  • Тезис о том, что моторное развитие состоит из нескольких стадий, опирающихся на предыдущие, исследованиями не подтверждается
  • Исследования не подтверждают, что пассивные движения ребёнка, связанные с ползанием, имеют отношение к нейрологической организации
  • Детям, способным к определённым видам деятельности (сидение, хождение) не позволяют их исполнять, если они не освоили предыдущие упражнения, что, возможно, приносит вред
  • Единственная научная работа Домана, посвященная пэттернингу () содержит множество методологических ошибок и неадекватных положительных выводов. Работа не включала использование контрольной группы для сравнения с естественными изменениями состояния детей. Когда группа независимых исследователей сравнила их результаты с развитием детей, не получавших лечения пэттернингом, его «результаты представлялись совершенно незначительными».
  • Процедура может иметь отрицательные последствия для участников (родители испытывают усиленное чувство вины, когда не удается выполнять все требования очень интенсивной программы) и других членов семьи, которым не уделяется достаточного внимания.
  • Порождать надежды, которые программа в полной мере осуществить не может, жестоко.

Кроме Американской академии педиатрии, ряд других организаций выступили с предостережениями об по поводу эффективности этой методики . Они включают исполнительный комитет Американской академии мозгового паралича , Ассоциацию специалистов по мозговому параличу Техаса , Канадскую ассоциацию специалистов по умственной отсталости , правление Американской академии нейрологии , Американскую академию физиотерапии и восстановительной медицины , Испанскую ассоциацию физиотерапии в педиатрии .

Оценки и мнения

Положительные

В 1978 году американский химик Лайнус Полинг выступил с докладом «Orthomolecular enhancement of human development» на конференции по неврологическому развитию человека, организованной при поддержке IAHP. Во вступительной части своей речи он поблагодарил хозяев конференции: «Я очень высоко ценю работу, которую проводят Институты. Я знаю, что для людей, которые приезжают в Институты, значительное внимание уделяется правильному питанию, и что им дают большие дозы витамина С .»

В 2007 году президент итальянской организации Pio Manzù Centre М. С. Горбачёв высоко отметил вклад Институтов и лично Гленна Домана в развитие потенциала проблемных и здоровых детей, вручив ему медаль Итальянского Сената .

Отрицательные

Доктор Кэтлин Анн Квил, американский специалист по аутизму , в книге «Обучение детей с аутизмом: чего хотят родители?» (1995) говорит, что «тысячи семей зря истратили время и деньги на программы Домана». «Профессионалам нечего почерпнуть из псевдонаучных методов Домана, кроме его мастерства маркетинга, которое эксплуатирует надежды и мечты родителей» .

Американский психолог, профессор детской психологии и семейных отношений Марта Фэррелл Эриксон и Кэрен Мари Курц-Ример, американский врач-гомеопат , говорят о методах раннего воздействия на здоровых новорождённых и маленьких детей в книге «Новорождённые и семья» (2002). Они утверждают, что Доман «использовал стремление послевоенного поколения „бума младенцев“ достичь максимального интеллектуального потенциала детей» и «подталкивал родителей форсировать мозговое развитие младенцев». Однако, эти программы «строятся на сомнительных или несуществующих научных данных» и «многие специалисты по возрастному развитию считали различные компоненты методики бесполезными, а иногда приносящими вред» .

Английский педиатр Мартин Робардс также приводит многочисленные примеры критики в своей книге «Руководство командой детей-инвалидов и их семей» (1994), однако соглашается с тем, что Доман и Делакато привели педиатров и терапевтов к пониманию необходимости ранних методов воздействия .

Примечания

  1. Robards, Martin F. Running a Team for Disabled Children and Their Families. - Cambridge University Press, 1994. - P. 150. - ISBN 0-901260-99-1 .
  2. Committee on Children with Disabilities, American Academy of Pediatrics. The treatment of neurologically impaired children using patterning (англ.) // Pediatrics : journal. - 1999. - Vol. 104 , no. 5 Pt 1 . - P. 1149-1151 . - DOI :10.1542/peds.104.5.1149 . - PMID 10545565 .
  3. Doman R. J., Spitz E. B., Zucman E., Delacato C. H., Doman G. Children with severe brain injuries. Neurological organization in terms of mobility (англ.) // JAMA: journal. - 1960. - Vol. 174 . - P. 257-262 . - PMID 13817361 .
  4. The Society of Neurological Surgeons: http://www.societyns.org/society/bio.aspx?MemberID=7450
  5. Gerhard Medicus. The Inapplicability of the Biogenetic Rule to Behavioral Development (англ.) // Human Development: journal. - 1992. - Vol. 35 , no. 1 . - P. 1-8 . - ISSN 0018-716X/92/0351/0001-0008 .
  6. Северцов А. Н., Морфологические закономерности эволюции, М.-Л., 1939
  7. Scherzer, Alfred L. Early Diagnosis and Interventional Therapy in Cerebral Palsy. - Marcel Dekker, 2000. - P. 376. - ISBN 0-8247-6006-9 .
  8. Glenn Doman and Dr. Ralph Peligra,
  9. , Глава 15. Дыхание. С.97-105.
  10. Glenn Doman. What To Do About Your Brain-injured Child. - Revised. - Square One Publishers, 2005-04-25. - ISBN 0-7570-0186-6 .
  11. Glenn Doman, Janet Doman. How To Teach Your Baby To Read. - Revised. - Square One Publishers, 2005-10-12. - ISBN 0-7570-0185-8 .
  12. Glenn Doman, Janet Doman. How To Teach Your Baby Math. - Revised. - Square One Publishers, 2005-08-30. - ISBN 0-7570-0184-X .
  13. Glenn J. Doman, Janet Doman. How To Multiply Your Baby"s Intelligence. - Revised. - Square One Publishers, 2005-11-05. - ISBN 0-7570-0183-1 .
  14. Douglas Doman. How to Teach Your Baby to Swim: From Birth to Age Six. - Square One Publishers. - ISBN ISBN 075700198X .
  15. IAHP website Архивная копия от 10 апреля 2010 на Wayback Machine
  16. iahp.org: | : Upcoming Courses Архивная копия от 28 декабря 2009 на Wayback Machine
  17. Zigler, Edward. Understanding Mental Retardation. - Cambridge University Press, 1986. - P. 185-186. - ISBN 0-521-31878-5 .
  18. Janet Doman in an article «The Honorable Corps of Patterners» on the IAHP website.
  19. The Institutes Developmental Profile, on the IAHP web site.
  20. Major Victories Achieved by 2483 Brain-injured Children 1998-2011 (англ.) . IAHP (2010). Дата обращения 6 июля 2012. Архивировано 8 августа 2012 года.
  21. The IAHP website: Архивированная копия (неопр.) (недоступная ссылка) . Дата обращения 23 сентября 2009. Архивировано 23 сентября 2009 года.
  22. Glenn Doman and Dr. Ralph Peligra, «Ictogenesis: the origin of seizures in humans. A new look at an old theory.» Medical Hypotheses Volume 10, Issue 1. pp. Pages 129-132 (January 2003)
  23. Roselise H. Wilkinson, MD. Detoxification from anticonvulsants: 25 years of experience with brain-injured children (неопр.) . IAHP. - «...our rationale is also based on our strong belief that seizures serve a physiological function, as do the many other defense mechanisms of the body. Coughing, vomiting, diarrhea, fainting, and fever could also be viewed as dysfunctions, but we know that they are designed to protect the organism. So also are seizures. A seizure is an activity of great metabolic activity of the brain, and during its presence cerebral blood flow increases, providing more oxygen and glucose and increasing excitatory amino acids necessary for establishing the neuronal wiring and function.». Дата обращения 29 апреля 2008. Архивировано 14 апреля 2012 года.
  24. American Academy of Pediatrics. Doman-Delacato treatment of neurologically handicapped children. AAP Newsletter . June 1, 1968(suppl)
  25. Pediatrics . 1982; 70:810-812. PMID 6182521
  26. Holm V. A. A western version of the Doman-Delacato treatment of patterning for developmental disabilities (англ.) // West J Med (англ.) русск. : journal. - 1983. - Vol. 139 , no. 4 . - P. 553-556 . - PMID 6196919 .
  27. Edward F Zigler, Yale Psychology Faculty (неопр.) . Yale.edu. Дата обращения 9 марта 2010. Архивировано 8 августа 2012 года.
  28. Edward Zigler Receives 2008 APA Award For Outstanding Lifetime Contribution To Psychology Medical News Today. 14 August 2008.
  29. Sparrow S, Zigler E. Evaluation of a patterning treatment for retarded children. Pediatrics. 1978; 62:137-150. PMID 693151 .
  30. Zigler E A plea to end the use of the patterning treatment for retarded children. Am J Orthopsychiatry. 1981; 51:388-390. PMID 7258304
  31. American Academy for Cerebral Palsy. Doman-Delacato treatment of neurologically handicapped children. Statement of Executive Committee. Rosemont, IL: American Academy for Cerebral Palsy; February 15, 1965
  32. United Cerebral Palsy Association of Texas. The Doman-Delacato Treatment of Neurologically Handicapped Children . Austin, TX: United Cerebral Palsy Association of Texas
  33. Canadian Association for Retarded Children. Institutes for the Achievement of Human Potential. Ment Retard. Fall 1965:27-28
  34. The Doman-Delacato treatment of neurologically handicapped children. Neurology . 1967; 17:637
  35. Arch Phys Med Rehabil. 1968; 49:183-186. PMID 4296733
  36. Lourdes Macias. Архивировано 8 августа 2012 года.
  37. Malkowicz D. E., Myers G., Leisman G. Rehabilitation of cortical visual impairment in children (англ.) // Int J Neurosci (англ.) русск. : journal. - 2006. - Vol. 116 , no. 9 . - P. 1015-1033 . - DOI :10.1080/00207450600553505 . - PMID 16861165 .
  38. Pauling, Linus (англ.) русск. . Orthomolecular enhancement of human development (неопр.) // Human Neurological Development: Past, Present, and Future. A Joint Symposium Sponsored by NASA/Ames Research Center and the Institutes for the Achievement of Human Potential. NASA CP 2063 / Ralph Pelligra, ed.. - 1978. - November. - С. 47-51 .
  39. Review by Jean Clark Архивировано 29 сентября 2007 года. of «Dart: Man of Science and Grit» by Frances Wheelhouse and Kathaleen S. Smithford, published in STATNews vol. 6, issue 11, September 2003.
    • Гленн Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга = What To Do About Your Brain-injured Child / Перевод С. Л. Калинина. - Рига: Juridiskais birojs Vindex, SIA, 2007. - 329 с. - ISBN 978-9984-39-236-3 , 9984392368.
    • Гленн Доман. Как научить ребенка читать. Ласковая революция = How To Teach Your Baby To Read / Перевод Галины Кривошеиной. - М: АСТ, Астрель, 2004. - 256 с. - 10 000 экз. - ISBN 5-17-020565-1 , 5-271-09712-9.
    • Denise E Malkowicz MD, Gerry Leisman PhD, and Ginette Myers. «Rehabilitation of cortical visual impairment in children» International Journal of Neuroscience: September 2006, pages 1015-33.
    • Doman G, Doman J. How to Multiply Your Baby’s Intelligence. Garden City Park, NY: Avery Publishing Group; 1994
    • Doman G, Doman J, Aisen S. How to Give Your Baby Encyclopedic Knowledge. Garden City Park, NY: Avery Publishing Group; 1994.
    • Doman G, Doman D, Hagy B. How to Teach Your Baby To Be Physically Superb: More Gentle Revolution. New York, NY: Doubleday; 1988.
    • Doman G, Delacato CH Train Your Baby to be a Genius. McCall’s Magazine, p. 65, March 1965.
    • Doman RJ, Spitz ER, Zucman E, Delacato CH, Doman G. Children with severe brain injuries: neurological organization in terms of mobility. JAMA. 1960; 174:257-262
    • Glenn Doman, 1974, What To Do About Your Brain-injured Child, Revised, Square One Publishers
    • «Ictogenesis: the origin of seizures in humans. A new look at an old theory.» Medical Hypotheses Volume 10, Issue 1. pp. Pages 129-132 (January 2003)
    • Glenn Doman. What To Do About Your Brain-injured Child, Revised, Square One Publishers. (2005-04-25)
    • Glenn J. Doman, Janet Doman How To Multiply Your Baby’s Intelligence , Revised, Square One Publishers. 1983. 2005, 11-05.
    • Glenn Doman, Janet Doman . How Smart Is Your Baby?: Develop And Nurture Your Newborn’s Full Potential. Square One Publishers. 2006
    • Glenn Doman and Dr. Ralph Peligra «Ictogenesis: the origin of seizures in humans. A new look at an old theory.» Medical Hypotheses Volume 10, Issue 1. pp. Pages 129-132 (January 2003)
    • Roselise H. Wilkinson, MD. «Detoxification from anticonvulsants: 25 years of experience with brain-injured children». IAHP.

    Книги и публикации о деятельности IAHP

    Американские медицинские организации
    • American Academy of Neurology and American Academy of Pediatrics Joint Executive Board Statement. The Doman-Delacato treatment of neurologically handicapped children. Neurology . 1967; 17:637
    • American Academy of Pediatrics, Committee on Children With Disabilities. The Doman-Delacato treatment of neurologically handicapped children. Pediatrics . 1982; 70:810-812. PMID 6182521 .
    • American Academy of Physical Medicine and Rehabilitation. Doman-Delacato treatment of neurologically handicapped children. Arch Phys Med Rehabil. 1968; 49:183-186. PMID 4296733
    • United Cerebral Palsy Association of Texas. The Doman-Delacato Treatment of Neurologically Handicapped Children . Austin, TX: United Cerebral Palsy Association of Texas.
    Медицинские организации других стран
    • Canadian Association for Retarded Children. Institutes for the Achievement of Human Potential. Ment Retard. Fall 1965:27-28
    • Lourdes Macias. Fisioterapia en Pediatría y evidencia del método Doman Delacato (исп.) . Sociedad española de Fisioterapia en Pediatría (SEFIP) - Испанская ассоциация физиотерапии в педиатрии (2010). Дата обращения 6 июля 2012. Архивировано 8 августа 2012 года.
    Публикации отдельных авторов и авторских коллективов
    • Bridgman GD, Cushen W, Cooper DM, Williams RJ. The evaluation of sensorimotor-patterning and the persistence of belief. Br J Ment Subnormality. 1985; 31:67-79
    • Chapanis NP. The patterning method of therapy: a critique. In: Black P, ed. Brain Dysfunction in Children: Etiology, Diagnosis, and Management. New York, NY: Raven Press; 1982:265-280
    • Cohen HJ, Birch HG, Taft LT: Some considerations for evaluating the Doman- Delacato «Patterning» method. Pediatrics, 45:302-14, 1970.
    • Cummins RA. Coma arousal and sensory stimulation: an evaluation of the Doman-Delacato approach. Aust Psychol. 1992;27:71-77 -Cummins RA. The Neurologically Impaired Child: Doman-Delacato Techniques Reappraised. New York, NY: Croom Helm; 1988.
    • Erickson, Martha Farrell; Kurz-Riemer, Karen Marie (March 2002). «page 17», Infants Toddlers and Families . Guilford Press, 204.
    • Freeman RD: Controversy Over «Patterning» as a Treatment for Brain Damage in Children. JAMA, 202:83-86, 1967
    • Freeman RD. An investigation of the Doman-Delacato theory of neuropsychology as it applies to trainable mentally retarded children in public schools. J Pediatr. 1967; 71:914-915.
    • Golden GS. Nonstandard therapies in the developmental disabilities. Am J Dis Child. 1980; 134:487-491
    • Holm VA (1983). «A western version of the Doman-Delacato treatment of patterning for developmental disabilities». West J Med 139 (4): 553-6. PMID 6196919 . A strong criticism of the practices of the IAHP and the related National Academy of Child Development (NACD).
    • Landman GB. Alternative therapies. In: Levine MD, Carey WB, Crocker AC, eds. Developmental/Behavioral Pediatrics. Philadelphia, PA: WB Saunders Co; 1992:754-758.
    • MacKay DN, Gollogly J, McDonald G. The Doman-Delacato methods, I: the principles of neurological organization. Br J Ment Subnormality. 1986; 32:3-19.
    • Masland RL. Unproven methods of treatment. Pediatrics. 1966; 37:713-714.
    • Molfese DL, Segalowitz SJ. Brain Lateralization in Children: Developmental Implications. New York, NY: Guilford Press; 1988.
    • Money J. Reading disorders in children. In: Brenneman-Kelly Practice of Pediatrics, IV. Hagerstown, MD: Paul B. Hoeber Inc; 1967; chap 14A:1-14.
    • Neman R, Roos P, McCann RM, Menolascino FJ, Heal LW. Experimental evaluation of sensorimotor patterning used with mentally retarded children. Am J Ment Defic. 1975; 79:372.
    • Neman R, Roos P, McCann BM, Menolascino FJ, Heal LW: Experimental Evaluation of Sensorimotor Patterning used with Mentally Retarded Children. Am J Mental Deficiency, 79:372-84, 1975.
    • Nickel RE. Controversial therapies in young children with developmental disabilities. Infants and Young Children. 1996; 8:29-40.
    • Novella S (2008). «Psychomotor patterning: a critical look». Quackwatch
    • Quill, Kathleen Ann (June 1995). «page 57». Teaching Children With Autism. Thomson Delmar Learning. pp. 336.
    • Robbins MP, Glass GV. The Doman-Delacato rationale: a critical analysis. In: Hellmuth J, ed. Educational Therapy. Seattle, WA: Special Child Publications; 1968.
    • Robbins MP. A study of the validity of Delacato’s theory of neurological organization. Except Child. 1966; 32:517-523.
    • Robbins MP. Creeping, laterality and reading. Acad Ther Q. 1966;1:200-206.
    • Robbins MP. Test of the Doman-Delacato rationale with retarded readers. JAMA. 1967; 202:389-393.
    • Robards, Martin F (June 1994). Running a Team for Disabled Children and Their Families. Cambridge University Press, 150.
    • Sharpe R. Better babies. Wall Street Journal. July 18, 1994; col 1, p 1, sec A.
    • Stephen Black, Ph.D (1996-10-31). «Doman method». Neur-sci mailing list. «The Doman-Delacato („patterning“) treatment is quackery, extraordinarily expensive in both time and money.»
    • Spigelblatt L, Laine-Ammara G, Pless IB, Guyver A. The use of alternative medicine by children. Pediatrics. 1994; 94:811-814.
    • Sir Jonathan Wolfe Miller, foreword to Doran: How a Mother’s Love and a Child’s Spirit Made a Medical Miracle. New York: GP Putnam’s Sons, 1986.
    • Silver LB. Controversial therapies. J Child Neurol. 1995;(suppl 1):S96-S100.
    • Springer SP, Deutsch G. Left Brain, Right Brain. New York: WH Freeman; 1989.
    • Sparrow S, Zigler E. Evaluation of a patterning treatment for retarded children. Pediatrics. 1978; 62:137-150.
    • Scherzer, Alfred L (November 2000). Early Diagnosis and Interventional Therapy in Cerebral Palsy . Marcel Dekker, 376.
    • Ziegler E, Victoria S: On «An Experimental Evaluation of Sensorimotor Patterning»: A Critique. Am J Mental Deficiency, 79:483-92, 1975.
    • Zigler, Edward; Hodapp, Robert M (August 1986). Understanding Mental Retardation. Cambridge University Press, 306.
    • Zigler E, Seitz V. On «an experimental evaluation of sensorimotor patterning»: a critique. Am J Ment Defic. 1975; 79:483-492.
    • Zigler E. A plea to end the use of the patterning treatment for retarded children. Am J Orthopsychiatry. 1981; 51:388-390.
    • Ziring PR, Brazdziunas D, Cooley WC, et al (November 1999). «American Academy of Pediatrics. Committee on Children with Disabilities. The treatment of neurologically impaired children using patterning». Pediatrics 104 (5 Pt 1): 1149-51.

Дорогие друзья! Вот мы и прошли курс лекций «Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга» от Институтов Человеческого Потенциала, который проходил в Москве в феврале 2015. Спасибо вам за то, что предоставили нам такую возможность! Спасибо за помощь!

Вы даже не представляете, сколько мы приобрели за эту неделю!

Помимо огромного количества очень нужной ценной информации по нашему вопросу, мы буквально пропитались той позитивной энергией и положительным настроем, которым щедро снабжали нас все эти дни сотрудники Институтов.

Мы познакомились и со многими замечательными людьми — родителями детишек с повреждениями мозга, отважных и самоотверженных, стойких и отчаянно желающих помочь своим малышам, делая для этого почти невозможное. Такое скопление семей, объединенных одинаковой целью, целью поставить своего ребенка на ноги, мы вряд ли где еще смогли бы встретить. От одних только родителей, которые в перерывах между лекциями делились друг с другой своим опытом, мы получили просто багаж информации!

Мы услышали много историй, необычных, трогающих до слез, выворачивающих душу, похожих на нашу и непохожих ни на одну другую.

Были и слезы печали…от пропитанных болью рассказов, и слезы радости…от пришедшей твердой уверенности в том, что теперь мы обязательно поможем нашей дочке, и что вообще таким особенным звездочкам, как Сашенька НЕПРЕМЕННО можно помочь! Нужно только как следует постараться!

Пять дней лекций прошли, а расставаться совсем не хотелось! Но впереди много работы, и мы должны идти дальше!

Наша группа

Дуглас Доман, Мелисса Доман, Спенсер Доман и мы

Впереди две задачи. Первая — подготовить все необходимое для занятий по начальной домашней программе по методу Домана и начать заниматься. Вторая — дождаться вызова из Филадельфии в Институты Человеческого Потенциала и добраться до туда)

Пункт первый уже в процессе выполнения.

Мы оборудовали комнату полностью под занятия по программе.

В первую очередь избавились от кровати, теперь все спят на полу. Это одно из требований метода Домана — жизнь перемещается на пол! Вместо кроватки — тонкий , на котором Сашенька не только спит, но и проводит большее количество своего дневного времени, предпочтительно на животике. Каждая минута на полу на животе помогает выздоровлению ребенка — философия пола у метода Домана! Так малыш имеет возможность двигаться! Назначение пола — увеличить подвижность ребенка.

Соорудили контрастную визуальную стену, точнее оформили даже целый уголок для стимуляции зрения. Яркие акценты в виде разноцветных фигурок украшают черно-белые квадраты этой стены, а пространство вокруг мы дополнили другими световыми и цветовыми стимулами — гирлянда из фонариков, вращающаяся мерцающая лампа, надувные шарики в виде мультяшных героев, пестрые подушки …..

» … Тирания и посягательство на человеческое достоинство имеют много форм, но ни одна из них столь не разрушительна, как в случае с невинным ребенком, заключенным в тюрьму в его собственном теле, который, помеченный ложными дефектами, зачастую «сдан на хранение» и забыт. Гленн Доман, ученый, гуманист и неустанный воин, дал нам план сражения, боевой шанс ребенку с повреждением мозга. Он положил конец ложному отчаянию и начало — надежде.»

Ральф Пеллигра
Главный военный врач, Исследовательский Центр Эймса,

НАСА, Моффетт Филд, Калифорния,США Председатель

Совета Директоров Институтов Достижения Человеческого Потенциала

Гленн Доман — первопроходец в области лечения детей с повреждениями мозга — несет надежду тысячам детей, многим из которых не сможет помочь никакая операция, от которых отказались навсегда и которые обречены на борьбу за выживание в таком страшном и, подчас, опасном мире.

Гленн Доман окончил Пенсильванский Университет в 1940 году и одним из первых занялся изучением развития мозга у детей. В 1955 году он основал «Институты Достижения Человеческого Потенциала». Организация находится в США, в северо-западном пригороде Филадельфии, штат Пенсильвания. Их основатель совместно со специалистом по возрастной психологии Карлом Делакато разработал методику лечения детей с повреждениями мозга, опубликованную в 1960 году в Journal of the American Medical Association в виде первой в мире статьи, когда-либо сообщавшей результаты, полученные при лечении детей с повреждениями мозга. С тех пор он и его преданная группа единомышленников настойчиво продолжали непрерывную работу за создание и совершенствование новых программ, направленных на выздоровление детей с повреждениями мозга. Их работа во многом питалась идеями нейрофизиолога Темпла Фэя, главы факультета нейрофизиологии медицинской школы Университета Темпл и президента Филадельфийского нейрологического общества. Фэй полагал, что мозг младенца эволюционирует (как при эволюции видов) и проходит стадии развития рыбы, рептилий, млекопитающих и, в итоге, человека. Эта гипотеза, известная как биогенетический закон Геккеля-Мюллера, утверждает, что мозговая травма на определённом этапе нейрологического развития препятствует дальнейшему развитию. Институты Достижения Человеческого Потенциала (IAHP) утверждают, что их лечение опирается на теорию нейропластичности, то есть на способности мозга расти функционально и анатомически. Они утверждают, что традиционная медицина осуществляет попытки медикаментозного лечения детей с мозговыми травмами, и эти медикаменты могут вызвать отрицательные последствия. Институты утверждают, что благодаря нейропластичности, их методика сенсорной стимуляции способна вызвать физический рост мозга и улучшить нейрологическую функцию мозга пациентов. Другая сторона теоретических положений Институтов состоит в том, что многие проблемы детей с травмами мозга вызваны недостатком снабжения мозга кислородом. Институты утверждают, что их программы включают в себя методику улучшения снабжения кислородом и это способствует выздоровлению пациентов.

Более 15 000 семей из 135 стран мира посетили Институты. Длинный список ожидания из желающих попасть на прием к Гленну Доману привел его к решению написать книгу «Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга» в 1973 году, которая объясняет принципы и методики, используемые Институтами. Автор не адресует ее профессионалам, а пишет для родителей, что делает ее удивительно легкой для чтения, интересной, она трогает эмоционально. Это книга о многих годах наблюдений за жизнью детей во всем мире, героическая история группы людей, которые никогда не мирились с поражением. Эта книга о детях и их родителях, это первая книга в истории, которая прямо говорит о том, как лечить детей с повреждениями мозга, почему нужно лечить их именно так. Автор описывает полувековую историю успешной работы Институтов с детьми с повреждениями мозга, приводя статистические данные с рассмотрением частных случаев и иллюстрируя основные принципы развития мозга таблицами, диаграммами и рисунками. Книга была написана человеком, который знал о предмете больше, чем кто-либо еще. Он объясняет, почему старые теории и методики терпели неудачи, разъясняет философию Институтов и революционный подход к лечению именно мозга, вместо бесполезного воздействия на тело, рассказывает о всемирном исследовании работников его персонала, об их прорывах и неудачах, об их неустанных попытках улучшить методы лечения повреждений мозга. Он раскрывает свои спасительные методики и инструменты для их измерения — и, в конце концов, их совершенствования — а именно подвижность, речь, мануальное, зрительное, слуховое и тактильное развитие, включая уникальные методы копирования, использования масок и создания мотивации, для использования в рамках индивидуализированной домашней программы Институтов, в которой родители и любовь — незаменимые ингредиенты. И все это направлено на то, чтобы ребенок с повреждением мозга однажды присоединился к своим сверстникам, избежав участи быть заключенным в специальные учреждения.

До последнего своего дня Гленн Доман продолжал проводить все свое время с «лучшими родителями на земле», глубоко погруженный в радостный процесс выздоровления больных детей. Среди многих наград, полученных им в различных странах, есть такая, как присвоение ему рыцарского звания Бразильским правительством за выдающуюся работу от имени детей всего мира.

Начиная с 1964 года Гленн Доман, а позднее также Дженет и Дуглас Доманы, издали ряд книг для родителей здоровых детей по чтению, математике, интеллектуальному развитию, плаванию, которые пользуются большим спросом в мире.

» … И все же, Гленн Доман считает, что любая мать в мире знает о своем ребенке больше, чем он. Он не только говорит это и чувствует это сердцем, он знает это и верит в это. Он верит в некоторые необычные для профессионала вещи. Он верит в родителей. Он верит в детей. Он верит в то, что родители — это решение детских проблем, в то время как все вокруг считают, что проблема — в них… Он верит в восстановление детей. Хуже того, он верит, что родители могут восстановить детей лучше, чем профессионалы. Он учит родителей восстанавливать своих детей не потому, что это становится экономически выполнимым, а потому, что он уверен, что родители добьются лучших результатов, чем любой профессионал, включая его самого…»

Раймундо Верас,
Доктор медицины, Почетный президент
Всемирной Организации за Развитие Человеческого Потенциала
Рио-де-Жанейро (Бразилия)



В продолжение темы:
Роды

В дни, когда под запретом мясо, раздумья на тему, что приготовить на ужин постного, зачастую становятся весьма мучительными. Особенно в том случае, если пост продолжительный....

Новые статьи
/
Популярные