Графиня Дарья Петровна Салтыкова, урождённая Чернышёва. Яркая, женственная, легкая одежда от Dar’ya Chernysheva Дарья чернышева дизайнер

Графиня Дарья Петровна Салтыкова, урождённая Чернышёва. Яркая, женственная, легкая одежда от Dar’ya Chernysheva Дарья чернышева дизайнер

даша князева

В ЕЖЕНЕДЕЛЬНОЙ РУБРИКЕ Wonderzine представляет молодых дизайнеров и рассказывает, где и как можно купить их вещи. Наша героиня на этой неделе - Дарья Чернышева, основательница молодой марки Simple Forms, выпускающей минималистичные и красивые вещи для жизни в большом городе.

Отношение к молодым русским маркам в последние годы поменялось разительно. Стало понятно, что даже без вливания огромных инвестиций возможно развивать свой бренд. Особенно преуспели небольшие предприятия, сконцентрированные на чём-то одном: базовая одежда Oh, my, кожаные сумки и аксессуары Asya Malbershtein, вязаные кардиганы и свитера , нижнее белье . Ниша же качественных вещей на каждый день средней ценовой категории оставалась незаполненной. Именно такую марку и запустила молодая москвичка Дарья Чернышева.

Интерес к шитью Чернышева унаследовала от мамы, которая шила и вязала одежду для Даши и её брата из-за скудного ассортимента в магазинах и отчасти из-за отсутствия денег. В школьные годы Дарья сама стала шить одежду, но о своём увлечении никому не рассказывала, «тогда это считалось признаком бедности». В юности Чернышева серьёзно занималась фигурным катанием и работала в балете на льду, но когда пришлось делать выбор, куда идти учиться - в спортивный институт или развивать своё увлечение шитьём, - поняла, что хочет попробовать себя в роли дизайнера одежды. Поработав костюмером в театре на Малой Бронной, Дарья начала собственное дело. С 2011 года она занималась созданием базовой одежды - вещи молодого дизайнера приглянулись байерам Trends Brands и под маркой Dar’ya Chernysheva продавались там с момента основания магазина. Бренд с новой концепцией Simple Forms Дарья основала в 2015 году и уже выпустила две полноценных коллекции.

Самое важное, что удалось Дарье, - это отрегулировать производство: «У нас есть своя мастерская, где мы готовим коллекцию, отшиваем образцы изделий, разрабатываем конструкцию и делаем градацию изделий по размерам, готовим их в производство. Затем размещаем заказы на различных проверенных сторонних швейных производствах в Москве и Московской области». По словам Чернышевой, «на больших производствах всё слишком формализовано», но не исключено, что в будущем Simple Forms придётся поработать и с крупными фабриками. Вещи марки сделаны преимущественно из натуральных тканей, которые закупаются как в России, так и в Европе у оптовых поставщиков и напрямую у производителей.

Минимализм, практичность, простота - облако тегов, которым можно охарактеризовать Simple Forms. Команда марки вдохновляется идеями конструктивизма и работами архитекторов Bauhaus. Концепция одежды как некой униформы, но подчёркивающей индивидуальность, - то, чем руководствуется Дарья и её команда. Платья-рубашки, сложноскроенные сарафаны, расклешенные юбки, жакеты с накладными карманами и свитшоты с геометричным рисунком - все вещи марки комфортны в носке и легко сочетаются между собой и любыми другими базовыми вещами. Что касается цветовых решений, весенне-летняя коллекция отшита в пастельных тонах, а осенне-зимняя - в тёплых и тёмных. Ярких, кричащих вещей, как и одежды с принтами, у Simple Forms не найти. В среднем платье марки обойдётся в 8 тысяч рублей, а за пальто попросят 20 тысяч. «Конечно, хочется сделать вещи более доступными по цене, но нельзя игнорировать сложившиеся правила бизнеса и не учитывать интерес магазинов», - объясняет Чернышева. Вещи марки можно купить в магазинах и шоу-румах Москвы и Петербурга, например, в «Луук », 8-store и gate 31 .

Многие из нас мечтали, а может, и сейчас мечтают стать модельером… создавать красивую одежду, устраивать показы, шоу, фотосессии, интервью… Какая она на самом деле жизнь дизайнера одежды?

Что важно для успеха? Есть ли специфика в продвижении? Эти и другие вопросы мы задали дизайнеру яркой, женственной, легкой одежды Dar ya Chernysheva .

Дарья, как все начиналось?

Я с детства увлекалась модой, шила одежду куклам и себе, а моим любимым журналом был « BURDA » . Конечно, вопрос, какое получать образование после школы, передо мной не стоял – только дизайн одежды! Я поступила в институт экономики и культуры на факультет «Дизайна».

Во время учебы я продолжала шить одежду для себя, постепенно все больше людей стали интересоваться: «Где можно купить такую одежду?» . А когда узнавали, что я сшила сама, следующим был вопрос, почему не шью для других… 🙂

Так все и начиналось: с индивидуальных заказов для друзей и знакомых…

А желание заниматься только своим делом, наверное, сформировалось на практике после первого курса. Я пошла работать конструктором-технологом на маленькое производство льняной одежды, там я окончательно поняла, что хочу свое производство и свою линию одежды. Просто я такой человек – люблю всё делать по-своему ! 🙂

— Судя по всему, планы стали превращаться в реальность…

Да, сейчас есть маленькое производство. Это не ателье, потому что в ателье очень трудно контролировать качество (зачастую там работают девушки без образования), поэтому исключительно только производство, пусть пока и небольшое. Но я и не гонюсь за количеством, для меня качество всегда стоит на первом месте.

Дизайнерская одежда по определению не может быть дешевой. Это не массовое производство с экономией на масштабах… Это гарантия качества: натуральные ткани, контроль производства, небольшие партии одежды, определенный эксклюзив…

— А какие каналы продаж используешь для продвижения своей одежды?

Я распространяю свою одежду через дизайнерские магазины, шоу-румы и интернет-магазины.

Интернет-магазины долгое время были неэффективны. Продаж не было. Сейчас ситуация стала меняться: появился интерес к дизайнерским вещам. Интернет площадки, которые занимаются своим продвижением, начинают продавать уже как обычные магазины.

Я думаю, это связано, прежде всего, с появлением интереса к дизайнерской одежде . Мы насытились «массовыми брендами», надоела ситуация, когда на улице можно встретить несколько людей в одинаковой одежде и даже можно оценить общую стоимость всего образа…

— Даша, а есть ли специфика продвижения дизайнерской одежды?

Участие в неделе моды. Неделя моды – это реклама, полезные контакты, для кого-то это интересная жизнь, PR… у всех разные цели…

Только есть одно «но»: участие в неделе моды платное. Отбор, конечно, есть, но за участие в любом случае нужно платить. Также для участия нужно заранее отшивать коллекцию, например, зимняя коллекция должна быть готова уже летом.

Для меня сейчас это не выгодно, т.к. это большое вложение денег на долгий срок…

— А много проходит времени от идеи до реализации?

Я работаю не от эскиза, а от ткани. Выбираю ткани по ощущениям, по цвету, структуре. У каждого материала есть свои свойства, и от этого можно уже выстраивать образ… Но, выбирая ткань, в любом случае у меня есть понимание цвета, который будет основным в коллекции или главной темы. Уже от этого выстраиваю весь образ будущей коллекции.

— Каковы твои источники вдохновения?

Ткани, настроение, тренды… и конечно, время. Все меняется…, например, сейчас происходит возврат в 60ые, но 60ые обыгранные, осовремененные… Достать мамино платье и одеть его не получится: ткани и крой уже другие, плюс актуальность цвета…

— Как можно описать стиль твоей марки?

Мой стиль – женственный, яркий, иногда сложный … Это, прежде всего, сложно-выстроенные ткани… Сейчас я подбираю ткани, но мечтаю о создании ткани с собственным принтом.

— Амбиции? Мечты?

Своя команда, свои магазины, свой Бренд, свое шоу. Есть к чему стремиться!

— Есть ли особенности продвижения дизайнерской одежды в России?

К сожалению, в России нет поддержки не только молодых дизайнеров, но и малого бизнеса. Многие дизайнеры параллельно работают, потому что тяжело зарабатывать дизайном одежды … И это даже не история оборота – это большая зависимость от продаж. Очень сложно прогнозировать продажи. Плюс творчество – это такая вещь… если ты создал что-то креативное и интересное – необязательно, что ты сможешь это реализовать… Продавать непросто.

— Твои любимые марки?

Это западные марки – они интересно мыслят… Bottega Veneta, Chloe, Alexander Wang. Alexander McQueen, японские марки. Японские модельеры – это, конечно, мыслители, у них интересная форма, они выделяются, они уникумы…

Из русских модельеров — это Nina Donis, BEssARION, Вика Газинская, Ульяна Сергеенко, Anna Miminoshvili, Ульяна Сергеенко.

— Где можно купить твою одежду?

Шоу-рум «BackStage» на Никитском бульваре (над кафе «Жак Жак»), «Ekepeople Store», «Ready to wear». R.E.D.

— Даша, чем увлекаешься помимо дизайна? Что любишь?

Люблю лето , люблю кататься на велосипеде . Раньше серьезно занималась фигурным катанием , есть даже разряд тренера – могу преподавать! 🙂

— На твой взгляд, что сейчас модно, какой life style ?

На мой взгляд, сейчас волна ретро-классики: мода на спорт, на дачи, на все натуральное, свое собственное… баночки с вареньем, огурчиками… У меня много друзей, которые раньше просто не мыслили о даче, сейчас ей бредят))

— Что важно для того, чтобы начать карьеру дизайнера одежды?

В первую очередь, желание! Ты должен понимать, что столкнешься с массой препятствий… Конечно, должны быть и финансы: как и в любом деле, чем больше денег – тем больше возможностей.

На самом деле, можно делать одежду для друзей и знакомых… В любом случае, если человек творческий, и у него есть желание, он найдет способы и возможности!

Путешествие маленькой лягушки

или Как правильно встретить Новый год

Дарья Чернышева

© Дарья Чернышева, 2016


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Бывали ли у вас такие моменты, когда пять минут могут решить всю вашу жизнь? Конечно, это грубо говоря, что пять – может быть и минутой меньше или больше, но все-таки… А еще бывает, что именно из-за этих чертовых пяти минут ты понимаешь, что не в силах что-либо изменить, и если тебе судьба все-таки подарит эти драгоценные пять минут, ты еще успеешь, а если нет, то все – начнется жизнь совершенно другая, тебе придется забыть все, что ты делал и чем жил до этого момента, забыть друзей, родных, работу, увлечения, забыть даже свой родной язык и свою страну…

Примерно такие мысли кружили у меня в голове, пока я добиралась до аэропорта в Корее. Но начну-ка я, пожалуй, все-таки сначала, а то ты, мой дорогой читатель (если таковой вообще найдется) не поймешь всей трагедии, случившейся со мной.

Если начинать совсем сначала, то причиной, толкнувшей меня на мое неожиданное путешествие, стало мое детство. Выросла я в деревне. Ну не то, чтобы совсем в деревне, называется это место гордо – поселком городского типа из-за наличия нескольких крупных предприятий и жилых многоквартирных домов, а в общем-то – пусть будет деревня М. Так вот с детства я обожала читать, мне не нужны были гулянки во дворе, катания на велосипедах, покорение крыш гаражей (хотя периодически я все-таки успевала и это тоже), хлебом не корми, дай интересную книгу – и про меня можно забыть. Мама, наверно, тоже была очень этим довольна, потому что когда все ровесницы стали проситься на «дискотеки», я сидела дома с книжкой в руках, остальное мне было неинтересно. Да и что там могло быть интересного: эльфы по лесам не прятались, вампиры по ночи не нападали, порталы в воздухе не появлялись, и даже драконы ни разу ни на кого не нападали – не жизнь, а скукота. А в книгах было все – приключения, волшебство, тайны, герои и чудовища – в общем, кипела настоящая жизнь!

Вот с тех пор меня всегда и тянет на приключения, просто так мне жить скучно, всегда пытаюсь выйти за рамки реальности и комфорта. Как-то даже на кладбище ночевала, ну это так, из темного прошлого… хе-хе.

После окончания университета, я, как положено, устроилась на наискучнейшую работу и тянула лямку производства целых пять месяцев. Когда коллеги на работе стали обсуждать планы на новогодние каникулы, оказалось, что мне вроде как и податься особо некуда. Друзья в большинстве разъехались сразу после института, а кто остался, тоже все неместные, разъехались по домам. Ладно, думаю, пора навестить родных в деревне, соскучились, наверно, давно не была. За две недели на самом деле, в М. можно умереть от скуки, особенно зимой, особенно если нет лыж или ты (то есть я) не умеешь на них кататься. Да и в мороз минус тридцать, сильно-то и не погуляешь и не покатаешься, пролежишь все две недели на теплом диване с телевизором в обнимку и все. Такая перспектива мне не очень понравилась, и я попросила мою тетю составить мне компанию для поездки в Китай. Наверное, стоит отметить, что здесь для нас – съездить в Китай, это вполне обыденное дело – как за продуктами в супермаркет сходить. Так что, мой дорогой читатель, ты не удивляйся если что. Так вот говорю я тете – может, в Китай сгоняем на пару дней? На что она отвечает: «Что, мол, ты там не видела? Езжай лучше туда, куда давно хотела, в Окинаву, например». А меня уговаривать на такие вещи не надо -«А и правда, почему б и не поехать?» – подумала я.

Откуда вообще у меня появилось желание поехать в Окинаву, я уже и не помню. Возможно, один мой старый знакомый, все расхваливал мне ее, да и погода у них там круглый год теплая, как говорит гугл. Конечно, посмотрев на цену билетов, я, мягко говоря, удивилась, но желания моего это не отбило, так что потасовав сайты, я выбрала подешевле билеты, получилось с пересадкой в Сеуле и для особой экономии – без страховки и возможности возврата или обмена. Короче на свой страх и риск, все как я люблю.

Как ты наверно, уже догадался, это было мое первое самостоятельное путешествие в другую страну, и что я там буду делать, и как, я очень смутно себе представляла.

Купить билеты на самолет, оказалось еще не самым сложным. Следующимквестом было оформить визу. Японская виза – это приглашение, которое должно поступить от какой-либо японской фирмы или университета и одобрено консульством. За такое приглашение, которое у нас самостоятельно не делается, как мне сказали по телефону в Хабаровском консульстве, турфирмы дерут бешеные деньги. Тут меня в очередной раз выручила моя везучесть и хитрожопость. Не буду описывать как, а то вдруг это незаконно (хе-хе), я оформила-таки визу и стала думать, как бы еще сэкономить мои скудные средства. Тут я вспомнила об одном сайте, о котором мне тоже когда-то давно кто-то говорил и советовал. Так я зарегалась на Каучсерфиге. Для тех, кто не знает, я поясню. На каучсерфинге можно найти бесплатно жилье по всему миру у обычных людей, которые принимают туристов, также и ты можешь принимать у себя людей, если позволяет жилплощадь и совесть.

Здесь я быстро нашла, у кого можно остановиться, как в Окинаве, так и в Сеуле. Мельком пролистав нужные профили людей, надеясь только на свое безумное везенье, я списалась с ребятами, обменялась контактами, договорилась о встрече. Все просто!

Время до «Этого дня» пролетело совсем незаметно. И вот 31 декабря – я еду в плацкарте поезда до Владивостока. Моя любовь к РЖД – это вообще отдельная поэма, но тогда мне было все равно, я чувствовала, что меня ждут великие приключения, я так волновалась, что проспала весь новый год и крики «Ура!» и «С новым годом!» звучали из дальнего купе где-то сквозь сон.

Как я добиралась до Окинавы, я с вашего позволения, рассказывать пока не буду, это было не очень эпично. Эпично было выйти из аэропорта в Нахе (это город в Окинаве) и увидеть пальмы! Зеленые настоящие пальмы! Надо сказать, что прилетела я налегке, с собой у меня был только рюкзак весом в шесть килограмм, но от такой неожиданной красоты, я не чувствовала его тяжесть и окрыленная теплым морским ветром, я помчалась на монорельс. Зайдя в вагон поезда, я, конечно, припала носом к стеклу – тут и сбылась одна из моих мечт – прокатиться в Японии на монорельсе. Вы скажете, что мелковато для мечты, но учтите, что я закончила университет путей сообщений. И монорельс – моя родная и больная тема. Больная потому, что будучи раз в Москве, мне также посчастливилось прокатиться на московском монорельсе до Останкино, что вызвало у меня бурю противоречивых чувств. Не буду описывать особенность конструкции этого транспорта, но то, что есть у нас – это гибрид старого ржавого трамвая.

Здесь же припав к окну, я прослезилась. Меня уже можно было просто оставить здесь, я бы могла кататься всю неделю, а потом сесть на самолет обратно и быть смой счастливой на свете. В окне проносились улицы и кварталы жилых домов, не очень высоких – никаких небоскребов, все утопает в зелени и цветах. Да и дома – один другого страннее – с винтовыми лестницами вместо подъездов, с бетонно-картонными стенами, в желто-бежевых тонах. Все как-то гармонично, всего в меру, здесь даже странно смотрелся бы какой-нибудь крутой стеклянный небоскреб или бизнес-центр, часть города застроена только частными домиками, соревнующимися друг с другом в уютности и милоте. Но вот объявили мою Асатастейшэн, где я договорилась встретиться с парнем-каучсерфером. Пришлось выходить. На выходе я опять прослезилась, увидев нарисованного на двери плачущего крабика с перебинтованной клешней, который, видимо, защемил ее по неосторожности дверью. Это вместо скучного предупреждения «не облокачиваться» и «не трогать руками открывающиеся и закрывающиеся двери». Вы когда-нибудь видели такое? Я – нет!

Так вот, встречает меня на станции паренек, взглянув, на него, я сразу поняла, что общий язык мы найдем, хотя и мой английский оставляет желать лучшего. Так вот был это парень, молодого возраста, у азиатов впринципе его довольно сложно точно определить. Копна черных густых волос, длинное лицо, глаза естественно раскосые, но какие-то приятные, с искоркой, отчего веяло какой-то лисьей хитрецой, маленькие очки на носу, который кстати говоря даже очень похож на европеоидный, не то, что у корейцев и китайцев. Роста, конечно, он был невысокого, но в сравнении с моимиметр пятьдесят восемь, он был даже малость великоват для японца. Одет парень был в черное пальто, черные брюки, ботинки, украшал все это мракобесие полосатый красно-оранжевый шарф. В переизбытке чувств, я чуть было не бросилась обниматься, но вовремя вспомнила, что у японцев это вроде как не принято, поэтому я просто широко улыбалась и яростно жестикулируя, делилась впечатлениями от увиденного только что в поезде. Японец явно не понял, чему я так радуюсь, но с таким же энтузиазмом принялся расспрашивать меня обо мне и России, на что я, как могла также в основном при помощи жестов и отвечала. Кстати зовут этого парня Хидемаса, и живет он, как оказалось, совсем недалеко от станции. По дороге я, бешено вертя головой, рассматривала воздушные линии электропередачи с трансформаторами на опорах, но это тоже для тебя, мой читатель, скорее не интересно.

Графиня Дарья Петровна Салтыкова, урождённая Чернышёва (20 сентября 1739 — 23 декабря 1802) — статс-дама, кавалерственная дама Ордена Святой Екатерины 1-й степени, сестра княгини Н. П. Голицыной, жена генерал-фельдмаршала графа И. П. Салтыкова.

Графиня Дарья Петровна Салтыкова, урождённая Чернышёва

Старшая дочь дипломата графа Петра Григорьевича Чернышева, крестника Петра Великого, многими считавшегося за его сына. Мать её, графиня Екатерина Андреевна, была дочерью известного начальника тайной канцелярии при Бироне, графа Андрея Ивановича Ушакова.

Мать -Графиня Екатерина Андреевна Чернышёва (урождённая Ушакова; 22 октября 1715 — 25 сентября 1779)Художник А. Рослин.

Дед-Андрей Иванович Ушаков(1672— 1747) — начальник тайной розыскной канцелярии

Неизвестный художник

Бабушка-Елена Леонтьевна Ушакова,в первом браке Апраксина,урожденная Кокошкина

Дарья Петровна провела детство и молодые годы за границей, где отец её много лет был посланником при датском, берлинском и английском дворах и послом в Париже. Там она получила то блестящее воспитание, которое поставило её, а также сестру её, княгиню Наталью Петровну Голицыну, известную под именем «Princesse Moustache» , в ряду образованнейших русских женщин конца ХVIII века.

Граф Пётр Григорьевич Чернышёв с женой Екатериной Андреевной, с дочерьми Дарьей, Натальей, Анной и сыном Григорием.1750-е.

David Lüders (1710-1759

Они обладали изысканными манерами, светским лоском, свободно владели четырьмя языками, но плохо знали русский язык. Вернувшись с родителями в Россию в 1765 году, Дарья была пожалована Екатериной II во фрейлины и окунулась в светскую жизнь — балы, домашние спектакли.

Торжественный выход императрицы Екатерины II. А. Бенуа

В июне 1766 года сёстры Чернышевы принимали участие в грандиозном костюмированном празднике, устроенном императрицей Екатериной II перед Зимним дворцом, где в качестве одного из главных распорядителей был будущий муж Дарьи — граф Салтыков. Он возглавлял один из четырех отрядов — славянский. Тремя другими (индийским, римским и турецким) начальствовали обер-шталмейстер двора П. И. Репнин и братья Г.Г. и А. Г. Орловы. Дамы и кавалеры этих отрядов соревновались в беге на колесницах и верховой езде. Победительницей среди женщин вышла Наталья Чернышёва.

И.А. Соколов / Бал-маскарад в Зимнем дворце

В ноябре 1768 году Дарья Петровна принимала участие в постановке французской комедии, которая была дана при дворе по случаю выздоровления императрицы и великого князя после привития оспы. Современники отмечали, что она играла с такой непринужденностью и искусством, как будто выступала на сцене много лет.

Графиня Дарья Петровна Чернышёва, в замужестве Салтыкова (1739 - 1802)

Художник Франсуа-Юбер Друэ, 1762 год

В 1771 году Дарья Петровна вышла замуж за прославленного героя русско-турецкой войны генерала-поручика Ивана Петровича Салтыкова (1730—1809). Её сестра княгиня Голицына в своих заметках писала:

«…В июне 1771 года Батюшка мой приехал в Москву на свадьбу моей сестры с Графом по имени Иван Петрович Салтыков, поскольку Батюшка (Салтыков Пётр Семёнович) оного желал, чтобы свадьба происходила в присутствии моего Папеньки. В том же году 15 июля состоялась оная свадьба в имении маршала Салтыкова, свекра сыстры моей, в Марфине, что в 30 верстах от Москвы.

Быковский Михаил Дормидонтович

(1801-1885гг)

Замужество с будущим фельдмаршалом позволило Дарье Петровне стать хозяйкой особняка на Дворцовая наб., 16 и занять выдающееся положение в свете, чему немало способствовала и её крайне самобытная личность. Высокого роста, представительная, с мужскими манерами, она своею величественной наружностью несколько напоминала Екатерину II. Многие упрекали Салтыкову в надменности, что отчасти объяснялось её молчаливостью в обществе вследствие недостаточного, благодаря заграничному воспитанию, знакомства с русским языком, который тогда не был еще вытеснен французским из гостиных большого света. При дворе графиня известна была независимостью и подчас резкостью своих суждений.

Графиня Дарья Петровна Салтыкова, урождённая Чернышёва

Художник Франсуа-Юбер Друэ, 1762 год

В 1780 году для поправления здоровья Дарья Петровна с мужем и дочерьми уехала за границу. В поездке они посетили Берлин, Дрезден, Брюссель. Жили три месяца в Лондоне и провели больше года в Париже, где делали такие огромные долги, что русский посланник при французском дворе в письмах к графу Воронцову называл их «бесчестьем всей нашей нации» .

Дарья Петровна Салтыкова и баронесса Наталья Михайловна Строганова

Летом 1783 года они вернулись в Россию. С назначением в 1784 году графа Салтыкова генерал-губернатором Владимирского и Костромского наместничеств, семья в течение трёх лет жила во Владимире.

Вид города Владимира от Москвы с приезда к северо-западу

Дарья Петровна считалась женщиной самых строгих правил и снисходительно, с оттенком презрения, относилась к многочисленным любовным похождениям супруга, никогда не унижалась до ревности. Муж же платил ей глубокою привязанностью и уважением.

Дарья Петровна Салтыкова

Миниатюра А. Х. Ритта, 1794. Государственный Эрмитаж

Граф Иван Салтыков

Миниатюра А. Х. Ритта, 1790-

В день торжества по случаю заключения мира с Портою (2 сентября 1793 года) Дарья Петровна была пожалована в статс-дамы, а в декабре её дочери Анна и Екатерина стали фрейлинами. В коронацию Павла I Дарья Петровна получила орден Св. Екатерины I класса, а её муж в 1797 году был назначен московский военным губернатором.

Дарья Петровна Салтыкова. Портрет работы неизвестного художника. Конец 18 - начало 19 века. ГИМ

В бытность графа Ивана Петровича московским генерал-губернатором, дом Салтыковых представлял подобие маленького двора. Жили чрезвычайно пышно, по воскресеньям давали балы, на которые иногда съезжалось до восьмисот человек. Лето Дарья Петровна проводила в подмосковном имении мужа Марфине; устраиваемые ею там празднества, продолжались по несколько дней, не уступали в роскоши её московским балам. Особенно славились любительские спектакли в Марфине; давались на них французская комедия Мариво, а также оперы, русские и французские. На одном из этих представлений была дана пьеса под названием «Только для Марфина», и в числе гостей присутствовал её автор, Карамзин.

Николай Михайлович Карамзин.Портрет кисти Тропинина (1818)

По отзыву Ф. Ф. Вигеля:

«…Дарья Петровна Салтыкова была женщина чрезвычайно умная и отменно добродушная. Она соединяла в себе всю важность русских боярынь до петровского времени, с утонченной вежливостью и непринужденностью обращения придворных дам версальского двора… Вообще в посторонних расположена была видеть одну только хорошую сторону. »

С большим участием отнеслась графиня Дарья Петровна к приехавшей в Москву в 1801 году талантливой французской портретистке г-же Виже-Лебрён, доставила ей много заказов и интересовалась её работами, посещая её мастерскую.

Виже-Лебрён, Мари Элизабет Луиза.Автопортрет в соломенной шляпке, 1782,

Художница вспоминала:

«… Дом маршальши Салтыковой почитался одним из лучших в Москве. Я должна была сделать ей визит сразу же по приезде. Она и её муж, занимавший тогда пост губернатора, приняли меня с бесконечным доброжелательством. Мне были заказаны портреты самого г-на Салтыкова и их дочери, вышедшей замуж за графа Григория Владимировича Орлова… В доме графини Салтыковой я наслаждалась совершенным покоем…»

Во время своего губернаторства Салтыков оставил по себе хорошую память, любя делать добро людям, а супругу его приводили в пример высокой нравственности.

Граф Иван Петрович Салтыков

Скончалась графиня Дарья Петровна от расстройства желудка 23 декабря 1802 года, по пути в Москву на станцию Хотилово, возвращаясь с мужем из Петербурга. Её двоюродная сестра и подруга Наталья Михайловна Строганова записала в своём дневнике:

«8 декабря 1802 года ехавши из Петербурга в Москву графиня Дарья Петровна Салтыкова с графом и детьми 10 декабря приехала в Новгород, где граф занемог. Жили в Новгороде до 17 декабря. Приехали в Хотилово 18 декабря. Тут занемогла графиня Дарья Петровна. И в пятый день своей болезни, 23 декабря скончалась.»

Портрет графини Дарьи Петровны Салтыковой (1739-1802); урожденная Чернышева

Августин Кристиан Ритт

Смерть супруги так сильно подействовала на Ивана Петровича, что он через полтора года из-за расстроенного здоровья подал прошение об отставке. Он умер от паралича 14 ноября 1805 года. Оба похоронены в Спасской церкви имения Никольское под Ростовом. В советское время церковь снесена, могила не сохранилась.



В продолжение темы:
Роды

В дни, когда под запретом мясо, раздумья на тему, что приготовить на ужин постного, зачастую становятся весьма мучительными. Особенно в том случае, если пост продолжительный....

Новые статьи
/
Популярные